ДИР (dir_for_live) wrote,
ДИР
dir_for_live

Categories:

Плохой сон

Сон был плохой. С другой стороны если посмотреть, так он и не мог быть слишком уж хорошим — вчера по случаю приезда на отдых к морю было выпито немало местного разливного вина, из-за которого, а не из-за закусок же всяких, случилось небольшое расстройство желудка. И большое расстройство головы. В кровати качало, подташнивало, нарастала головная боль, сердце стучало слабо и быстро. Пришлось вставать, доставать при включенной наощупь настольной лампе таблетки из аптечки, так и лежащей в чемодане, запивать холодным пивом. Всё пиво выпить просто не получилось — не пускал организм лишней жидкости. Пришлось, придавив пробку, поставить бутылку около кровати. На всякий случай — вдруг опять сушняк или еще как.

Вот потому, наверное, сон и был плохой. Просто отвратительный.

Во сне Виктор встал рано утром, веселый и здоровый. Все вокруг было светлое и солнечное. Воздух ароматен и свеж. И поехал, значит, на пляж, который был от снимаемого жилья совсем близко — минут двадцать на часто и регулярно бегающем автобусе. Там на пляже не стал брать лежак, потому что незачем переплачивать. Кинул полотенце на уже горячий с самого утра песок, пристроил в изголовье вещи. Постоял в плавках, ощущая, как обдувает тело морской воздух, как сдувает все напряжение последних перед отпуском рабочих дней, как наваливается ласковое и доброе ощущение: ты у моря, ты на отдыхе.

Потом в том сне посмотрел направо и налево, оценивая количество народа и соседей. Соседи все были с бронзовым загаром, потому что, наверное, не первый день, в отличие от него, только приехавшего. И они лежали и сидели, что-то ели, смотрели в свои смартфоны, лениво разговаривали — и никто не купался. Вот это было странно, потому что — а зачем они сюда тогда пришли, на этот пляж? Вот — зачем? А?
Виктор подошел к тому месту, до которого доходили волны. Ш-ш-ш — шумела вода, накатываясь, разбиваясь пеной и снова откатываясь.

Оглянулся: все, весь пляж, смотрели на него. Будто им цирк какой-то. И никто не купался!

Виктор ступил еще вперед, уже физически ощущая тяжесть сотен взглядов. Ногам стало прохладно. Брызги ощутились прямо под коленями. Оглянулся: никто, совершенно никто на километровом пляже не купался! Наверное, они что-то знают, чего не знает он? Может, палочка кишечная, может медузы ядовитые, может канализацию прорвало… Мало ли еще бывает поводов для того, чтобы быть у моря и не купаться?
Вот сейчас бы разбежаться, поднимая брызги и громко топая ногами, взмахнуть руками, сложить их перед собой — и нырнуть. Туда, под волны нырнуть. Потом почти тут же вынырнуть, мотнуть головой, сьрасывая воду с волос и глаз, поплыть вперед, мощно загребая, стараясь не обрызгать лежащих тут и там на надувных матрасах отдыхающих разного пола и возраста…

Так нет никого на матрасах! И просто в песке у кромки прибоя — нет никого. И дети бегают по песку, а в воду не заходят.

И тут Виктор понял, что ему как раз в воду очень надо. Просто очень-очень. Хоть по грудь, хоть даже по пояс, что ли. Потому что от прохлады, что ли, все выпитое вчера стало давить и требовать выхода.
Он еще раз оглянулся по сторонам — ну, никто, совсем никто! Один он стоит и мочит ноги в морской воде. А она уже и не кажется такой уж теплой. Мурашки по коже бегут. И это вот, да — срочно надо. Просто очень срочно.



С этим ощущением Виктор проснулся. Мурашки по коже от прохладного воздуха с балкона. Тяжесть в голове. Невыносимо яркое солнце за оконным стеклом. И тяжесть, требующая своего выхода.

Он медленно встал, неуклюже копошась, скидывая смотавшуюся в жгут простыню, отталкивая подушку и отталкиваясь от пружинного матраса. И наступил на бутылку, которая тут же легла на бок, покатилась куда-то под кровать, из нее, из бутылки, полилось пенное и совсем не вкусно пахнущее, но это все потом, потом, потому что надо…

Виктор выскочил из комнаты, добежал, успел, все сделал, вернулся, упал на стул и долго смотрел на часы, показывающие, что всего семь утра. А на работу сегодня вовсе не надо. И никуда, в принципе, не надо. Все, что надо — это отдыхать. И никто не может его заставить — все сам, все сам. Он помнил, что в холодильнике еще осталось местное разливное вино — но пить совершенно не хотелось. Вот совершенно. Еще хотелось спать и было тяжело в затылке. Так тяжело, будто в черепе катается свинцовый шарик. И если сделать резкое движение, он по инерции срывается с места и бьет в затылок справа или слева. Или даже в висок, если резко повернуть голову.

Виктор аккуратно переступил лужу и снова лег, расправив простыню и накинув сверху покрывало.

Сердце стучало. Голову сжимало. Не спалось. Когда можно спать весь день — не спалось!

Покрутившись, пытаясь улечься удобнее, все же снова встал. И конечно, как положено по закону подлости, ступил в пивную лужу. Ругался громко и длинно. Поминал всех: работу, руководство, Юг, море, чаек этих наглых, хохочущих за окном, вино, которым травят добропорядочных отдыхающих, пиво это местное, вонючее, которое теперь собирать, а полы отмывать…

Еще через час или, может, через полтора — кто там за временем наблюдает на отдыхе? - недовольно хмурясь под темными очками, он шел к автобусной остановке.

В автобусе было тесно, жарко и потно. Укачивало.

Когда все хлынули на выход, пошел и он. Вот дорога, вон море, синеющее впереди, просвечивающее сквозь какие-то местные деревья со стволами, как бы одетыми в городской камуфляж.
Сон помнился отчетливо, что странно. Обычно от сна оставалось только ощущение какое-то, общее впечатление. А тут все-все-все. Хоть записывай.

Виктор дошел до пляжа и осмотрелся. Да, именно это место и снилось.

Солнце светило так, что без очков было невозможно. Песок был уже горячим. Весь пляж был занят загорающими и купающимися. Да, они тут все купались! Сотни голов, плеч, животов и так далее в воде. Вода пенилась и мутнела — песчаный пляж, понятное дело. Вот там, дальше, метрах в пятидесяти, начиналась чистая вода. Там проплывали какие-то моторные лодки и странные надувные предметы, на которых сидело сразу несколько человек. В воздух гремела музыка и разливались запахи жареного теста и мяса.

Снова подкатила тошнота. Голову пекло. Как они тут еще и загорают? Жарко же! И вода, наверное, теплая совсем, и всякая палочка кишечная в ней. И вообще, вспомнил он сон, не просто так они в воду заходят.
Постояв еще с минуту в полном расстройстве своих ощущений, Виктор понял: во всем виноват сон. Плохой сон, вредный. Потому что на самом деле все оказалось еще более страшным: жара, песок, который уже как бы сам залезает в туфли, крики отдыхающих, сливающиеся в раздражительный и раздражающий гул, музыка эта дурацкая, мужики эти накачанные и загорелые…

А кто может ему сказать, что положено, а что не положено? Кто может заставить лезть в воду и купаться? Кто может потребовать лежать на песке, подставляя палящему зною разные части тела, пока не покраснеют?

- Я свободный человек в свободной стране, - сказал Виктор и повернулся спиной к пляжу.

Через двадцать минут пришел автобус, который отвез его в центр города. Тут были кафе и рестораны, и время уже подошло практически обеденное. Ну и пусть еще не так, как дома, а намного раньше! Но он же гулял, был у моря — вот и аппетит.

В ресторане заказал сразу водки. Водку подавали маленькими стопками по сорок граммов. Тогда Виктор решил взять графинчик на сто граммов. И сам себе наливать. Водка — это не вино. Она практически полезная и оздоровляющая. И еще супу горячего взял — в ресторане было приятно прохладно. И мяса на второе. И сказал официанту, что когда водка кончится, чтобы принес кружку пива. Да, литр.
Через полчаса ему уже казалось, что жизнь-то налаживается! И отдых начался хорошо.

А пляж… Ну, что — пляж. Если бы не сон, так и сегодня там торчал бы. Но сон — он ведь неспроста. Сон — это реакция организма. Так что все правильно делаю.

- Все правильно, - сказал Виктор сам себе, поднимая литровую кружку местного пива. - Все правильно.

Отдых начался.

Вот если бы еще не этот сон!
Tags: Графомания, Рассказ
Subscribe

  • Ну нет, ребята - это не фантастика

    Когда тебе говорят, что пока, мол, ты тут, там враги убивают твоих детей и внуков - это не фантастика. Это сказка. Потому что пока ты тут, никакого…

  • Йоха-Йоха-Йохансон едет в Херсон...

    То есть, в Будапешт. Или в чисто американский домик под российским Санкт-Петербургом. Но это не имеет никакого значения. Никогда и ни в одном фильме…

  • Пока жара, пока дома - смотрю кино

    Нет-нет-нет... Жара и пиво - это ясно. Июль - не май какой-нибудь. Но тут еще и кино, которого я о-о-очень давно не насмотрелся. И вот...…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment