ДИР (dir_for_live) wrote,
ДИР
dir_for_live

Categories:

Сидел, сидел - вдруг про зомби вспомнил

Взял и написал полторы тысячи слов.



- Обращаться ко мне можно - «гражданин майор»…
- Может, товарищ?
- Ну, какой же вы мне товарищ? У вас тут столько всего, смотрю, что никакой адвокат не поможет.
- Кстати, адвокат! Я требую адвоката!
- Очень хорошо. Вот подпишите заявление. Адвокат будет предоставлен — согласно закону.
- Без адвоката ведь допрос не действителен? Да?
- А у нас еще не допрос. И протокол допроса я не веду. У нас предварительная беседа. И я не следователь, а дознаватель. Просто надо же оформить все бумаги, понимаете. А в беседе может что-то проясниться, что-то, наоборот, станет не тем, чем кажется на первый взгляд. Вы же понимаете, как всё выглядит?
Я понимал.
После жестокого боя, когда приходилось стрелять, бить топором, ломиком, давить машиной, кидать гранаты — да, я сумел снять с каких-то военных… То есть, с бывших военных. Они лежали грудой тел, и у всех чего-то не хватало: головы, рук, сердца, вырванного из распахнувшихся от страшного удара ребер…
Мы смеялись всегда, когда смотрели кино про зомби. Сначала были зомби медленные и неуклюжие — ходили только прямо, плохо слышали и видели. Потом в кино проявилась другая тенденция — зомби стали быстрыми и хищными. И очень хорошо слышали. На шум сразу сбегались толпы и рвали всех нормальных на части, тут же пожирая.
Мы и это обсмеивали — ну, не имеют челюсти человека такой силы, чтобы вырывать куски мяса из живых людей. Клыки не такие. Люди — они всеядные, но врачи рекомендуют есть фрукты-овощи и рыбу. А мясо реже — и хорошо приготовленное, проваренное, протушенное. Кстати, и руку оторвать человек просто не в состоянии. На самом деле люди — они довольно прочные создания.
Кстати, сама идея про зомби была тоже смешной. Если уж он умер — то ничто не поднимет живой труп. Кровь ведь не двигается? Сердце не стучит? Легкие не гоняют воздух, извлекая кислород? Процессы окисления и выделения энергии прекращаются? С чего им бегать? И кормиться мертвым не надо.
Тут вдруг пошли книги, а потом и фильмы о том, что зомби на самом деле вполне живые. Это просто вирус какой-то, который проникает в мозг и делает их безумными животными. Ну, вот это, кстати, с точки зрения науки было уже почти реально. То есть, биология такое знает, когда грибок, например, заражает муравьев и других насекомых, подчиняет себе. И у людей, говорят, такое бывает. Какая-то фигня передается от кошек, и человек становится шизофреником. То есть, всего шаг до этого фантастического вируса и превращения человека в безумного кровавого хищника.
Колька любил фантастику, читал много. Он рассказывал, что такой вирус вполне можно использовать в боевых целях. Распылил беспилотник ночью над лагерем противника миллиграмм содержащего вирус вещества — и все. Утром тут безмозглые хищники, рвущие на части тех, кто не заразился и тех, кто приехал позже. А через какое-то время, говорил Колька, вирус может распадаться — его можно так запрограммировать. И с ним вместе погибнет и его носитель. Потому что высшая нервная деятельность прекратится — и все. Правда, сколько времени будет такое действовать, пока неизвестно.
И что получается? Вирус съест всю армию противника. Оружие и укрепления останутся целы. Никакой тебе радиации изи химического или биологического заражения. Вводи полицию, наводи порядок, жги или закапывай тела, мой улицы. Всё!
Колька — он мой сосед и одноклассник. То есть, по жизни мы с детства друзья. В школе он ушел после девятого, я доучился. Но соседство и дружба осталась. Я пошел в институт, он закончил свой технарь и ударился в бизнес. И все равно постоянно пересекались, общались. Потом он немного с бандитами был завязан — ну, так такое время было, что если ты в бизнесе, то рядом и бандиты. А я все же летом свободный был — он подкидывал работу, мелкий калым. С компьютерами там повозиться, сеть наладить. А что, бандиты не люди, что ли? Они тоже в игры играли, в Интернете тусили. Опять же законы всякие надо было знать на всякий случай. Именно тогда кто-то из них мне раз за разом повторял про «беседы» у дознавателя:
- Никогда не давай ложных показаний, а еще - не фантазируй. Это тебе не книжка и не кино. Если ты сел перед столом дознавателя — думай, что сказать. Придумывать не надо. Лучше молчать, чем врать. Вранье всегда расколют, фантазии — высмеют. Говори правду. Но только такую, которая не во вред тебе самому.
Ну, вот. Вот я — вот дознаватель. И что я ему расскажу?
Как утром мы с Колькой — Николаем Александровичем уже давно — собирались на одно маленькое дело? Он там выпил бы крепко с пацанами, а я бы поработал, заработал, а потом привез его домой? Да, на его машине. Не на моем же жигульке возить практически работодателя! Доверенность он мне давно написал. И сам был бы в салоне — езжай спокойно и не нарушай только.
В общем, мы собирались, а тут все и началось. То самое, над чем смеялись. То ли враг какой диверсию устроил, то ли в лаборатории, как это бывает, что-то бумкнуло. А может — эксперимент. Могли же наши такой эксперимент поставить и посмотреть, что и как получается? Могли!
Началось с диких криков на улице. Глянули — там вроде драка, но толпа все гуще, и кровь буквально брызжет в стороны. А потом — бац! И все закончилось. А толпа стала редеть, редеть… И потом тела. Куски тел. И кровища.
Сначала я не понял. Думал, кино снимают. А организм понял сразу. Вот как организм понимает, и на кино не реагирует, а если в натуре такое — сразу? Я однажды в морге был. Ну, компьютер им тоже надо было сделать. Так там тошнить еще от входа начало, еще никаких запахов, никаких тел на каталках… А уж когда увидел — еле сдерживался. И потом весь день чувствовал запах… А в кино смотришь — трупы и трупы. Кровь и кровь. Организму пофиг. Пьешь себе пиво…
Тут же вдруг подкатило, и вывернуло меня прямо на подоконник. Реальность.
А Колька меня за ворот отдернул, ткнул носом в ванную — умойся, мол. И даже убираться не стал. Он мозговитый и быстрый в мысли. В общем, он понял, что началось. А дома у него только топорик туристический и фомка. Ломик такой специальный.
Надо же было не дома сидеть — так он сказал — а прорываться к пацанам. Там у них и волыны есть, и патронов запас. Потом ментовку брать. Автоматы, пистолеты. Хорошо бы — воинскую часть еще. Но это уже компанией. Толпой-то мы кого угодно задавим, говорил он, собираясь.
Маски были привычными — столько месяцев карантина!
Кстати, я теперь думаю, что карантин тот был неспроста. Это как первая часть эксперимента.
В общем, маски, перчатки. У него топорик — у меня фомка.
Потянулись вниз. Машину он ставил у подъезда. И всех к этому приучил. А если кто не понимал, то приезжали пацаны, очень вежливо объясняли. И получалось, что во дворе наш Николай Александрович был типа смотрящий. Чтобы в целом порядок был, чтобы никто и ничего.
Мы шли и прислушивались. В квартирах было слишком тихо. Так не бывает в почти полдень выходного дня. Должны люди шевелиться. Телевизор смотреть. Обед готовить. Разговаривать.
Колька прислушивался, качал печально головой, показывал пальцем — мол, ни гу-гу! Шел мягко и осторожно.
А потом — все как в книгах или в кино. Дверь открылась с писком — эти кинулись. И мы кинулись — к машине. Центральный замок, сигналка. Уже прямо возле налетел один, чуть не укусил. Мне повезло, он как-то нырком шел, зубами вперед, как акула. Если бы руками хватал — конец просто. Ну, я отмахнулся фомкой, а Колька уже за рулем. Заводит. Я прыгнул справа, дверь захлопнул, а с фомки жирное и красное капает. Как меня драло!
Колька машину раскачал вперед-назад. Кого оттолкнул, кого задавил — вырвался из толпы. Машина вся битая, бампер висит. На нем тоже кровь…
И дальше — кино и есть кино. И пацаны его все такие — гоняются за живыми. Это, выходит, у нас просто иммунитет, что ли. У обоих сразу. Оружие взяли там, патроны. Вот мертвяков военных потом обобрали. Отстреливались. После Колька сказал, что деньги всяко нужны будут. Ломали банкоматы на тихих улицах, ссыпали деньги в багажник к оружию. Ну а потом нас зажали, Кольку кусанули, а потом рвать стали. Я стрелял. Там такая дура у пацанов была — дробовик с магазином. И картечь. Ух, вещь! Организм уже перестал страдать. А тут кровь во все стороны, кишки вонючие ползут… Кинул гранату, еще одну. Шум! Они отвлекаются на громкий шум! Кольку затащил на заднее, сам — за руль. Как придавил!
И вот выскочил из города, пронесся километров десять, не больше — стоят.
Эти, автополицаи стоят. Палочкой машет, мать итить… А у меня состояние такой раздвоенности. С одной стороны, надо же спокойно ехать и законы не нарушать. А с другой стороны — то, что за спиной осталось, и нет никаких уже законов…
Автоматически совершенно съехал к обочине, заглушился, открыл окно.
- Документы, пожалуйста. И багажник откройте.
Ну, вот… На заднем сиденье труп владельца машины, у самого руки в крови, а в багажнике деньги навалом и оружие…
И что говорить? Как не фантазировать, не придумывать?
А он же спрашивает!
- Что вы можете рассказать предварительно по существу? Вот у вас машина вся в крови, бампер помятый — это ДТП? Вы скрылись с места совершения наезда? А оружие и деньги откуда? Кстати, ваша доверенность на право вождения этим транспортным средством не действительна. Потому что владелец машины мертв. Так что скажете? И заодно о крови на ваших руках, о топоре и ломике под сиденьем...
- А вы ничего не знаете? Не слышали ничего?
- Что я должен был слышать и о чем?
Вот и не фантазируй тут...
Tags: Графомания, Рассказ
Subscribe

  • Предпразднично

    А давайте, пока еще не совсем праздник, пока еще не поздравлять - я вам про настоящую войну расскажу. Но чуток с фантастикой. Почти с фантастикой.…

  • КОСМОДЕСАНТНИК

    - Помогите! У нас раненые! И как раз в этот момент кончилась «батарейка». Скафандр аварийно распахнулся, мягко выпихнув хозяина наружу под жесткий…

  • С праздником!

    Всемирный день писателя (Всемирный день мира для писателя) - это как раз сегодня, 3 марта. Мира вам, писатели! Мира и...Опубликовано Александром…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments