Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Жгёшь

Красиво и образно

Рефлекс, будящий меня каждый день в семь тридцать пять утра, как собаку Павлова, в субботу можно послать подальше и размякнув, словно тесто, растечься по чудесным, удобным тайничкам постели, мягко проваливаясь в дрему...
Улыбка2008

Редкое животное!

Залетела с улицы одинокая черная осенняя муха и стала на меня кидаться. Наверное, замерзла там, к теплу тянется. То на монитор присядет, то по клавиатуре пробежит, то прыгает мне в лицо. Да мелкая такая, шустрая! Я раз махнул, два махнул... Оп! Поймал, вроде? Приоткрыл кулак - взззззз- вылетела! И опять кружит штурмовиком, пикирует с надоедливым жужжанием. Потом отвлеклась от меня, сползала куда-то за стол, и вдруг как зажужжала, как зазвенела панически, как подняла звук вверх чуть не до крика! А это у меня по темным углам паучки паутину свили. А я не пылесосил давно, потому что чисто у меня. Вот надоедливая одинокая черная муха и попала кому-то на обед.
А так-то насекомых и нет почти. Комары попадаются возле автобусной остановки - там лужица в роще. На горе так и вовсе никого нет, кроме мелких улиток под ногами и чаек вверху.
Вглядываясь

Беспризорники

Возле остановки автобуса бродит большая собака гиеновых цветов - такие черные и темно-коричневые полоски. У нее отвислые сосцы, у нее тоскливые глаза. ее ждут где-то не очень далеко такие же страшненькие гиеноподобные дети. А эти люди не понимают, не подкармливают... Она толкается, протискиваясь, она не рычит, она все делает молча - туда и сюда. И снова туда и сюда. Но никто не смотрит. Никто не достает из сумки упаковку сосисок...
Зато издали - типичная гиена. И передние лапы чуть длиннее, чем задние.
Митин рисунок

Солидный кот

Котенку соседскому четыре месяца. Упитанный парень - живот виден со спины. Не толстый, а именно упитанный. Лениво-игривый. Может поиграть. А может и проигнорировать.
Утром, когда открываются двери соседской комнаты - умывание, приготовление завтрака, сам завтрак - он кыгыдымкает на кухню и быстро влезает на подоконник. Там у него огромный кошачий телевизор. За окном двор, по которому слоняются кошки, голуби, зелень, прохожие и вообще интересно.
Насмотревшись телевизора, он поворачивается к окну задом, кухне передом, падает на пузо, кладет голову с плотно прижатыми ушами (очень вислоухий) на лапы (ах, какие лапы - уже такие большие и когтистые!) и так же внимательно смотри внутрь квартиры.
Когда выхожу из комнаты я, он подбирается, со стуком падает с подоконника и несется к моей двери. Надо придержать его ногой в тапке, аккуратно закрывая дверь. Начинается борьба с тапком. Тапок - враг! Котяра кусает его, бьет задними лапами. Но в комнату уже не просочиться... И он снова идет на подоконник. Оттуда видно все и всех. И опять же - все вошедшие на кухню обязательно потреплют его. И можно будет кому-то громко-громко поурчать, а кому-то сделать кусь.
Сосед вчера, радуясь, что я тоже заметил, какой уже большой стал этот мелковозрастный полосатый тип (даже хвост в аккуратную полоску), сказал, что будет в нем килограммов восемь, солидное кисо.
Улыбка2008

Проснулся среди ночи

На улице шумный дождь. С потолка посредине комнаты спускается большой черный паук. Сбил его подушкой. Включил свет. Поднимал подушку, искал паука. Не нашел. Какой паук? Какая паутина? Да еще с гладкого потолка... Приснилось, привиделось.
Дождь барабанил все сильнее.
И утром шел дождь.
Хорошо!
Тень

Очень странный сон

В этом сне я эмигрировал. То есть, совсем, навовсе - в Америку.
У меня была жена младше меня на двадцать с лишним лет. Еще у нее был сын школьного возраста. Из-за него она все и устроила. Мол, пусть хоть он поживет в нормальных условиях. И были ее родители, мои ровесники. Они как раз с внуком своим уже выехали, а теперь ехали мы с женой. Туда, в Америку.
Вспоминаются толстые книжки анкет, которые надо было заполнить. Куча справок, которые еще и не давали, потому что не положено.
И вот мы все же едем!
Едем на грузовиках под брезентовым тентом. Выгружают в какой-то тюремный двор, весь заасфальтированный и окруженный высокими стенами с колючей проволокой. Тут дают еще по толстой анкете - говорят, последняя проверка. Все знакомятся. Все теперь земляки. Жена отбегает к какой-то странной компании в черном. Обнимается с кем-то. Объясняет, поворачиваясь ко мне:
- Это анархо-синдикалисты.
Ну, понятно сразу. Анархо-синдикалисты. Политические. Но меня с ними не знакомят. Я отхожу листать новую анкету и раздумывать о дальнейшей жизни. И думается мне, что самое интересное будет: купить старых карт, сравнить с новыми и поездить по заброшенным городкам. Правда, думаю, как же - поездить? Я же без прав, и машины у меня нет. То ли сдавать на права... Ой, да не хочется же! То ли искать человека с машиной и такого же свободного - но тогда как-то платить надо, а я на пенсии. Начинаю раздумывать о деньгах. Вот, скажем приехали, поселились в социальном жилье. Но пенсия же! На нее жить, что ли? Или кто меня кормить будет?
Седая старушка выгуливает толстую собаку. Собаку зовут Соломон, что сразу показалось подозрительным. Она наворачивает круги по этому плацу, а потом подходит сзади и прихватывает меня за задницу. Не больно, но чувствительно.
- Ой, да что вы! - причитает старушка. - Это Соломон не кусает! Это он знакомится!
Только будильник спас.
Ура! Я дома!