Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Шляпа и очки

Сделал дело - ленись смело!

Собрался лениться, но тут звякнуло, и календарь Виндоуз выкинул на экран напоминалку: передать данные туда и сюда.
Включил фонарик, пошел, считал, вписал в нужные графы на нужных сайтах, нажал "Отправить".
Вот теперь можно лениться. Вот теперь-то я свободен.
Многовато нажег электричества в октябре. Но это все из-за тепла. Грелся тепловентилятором, пока не залили в батареи горячую воду. Зато сегодня - хоть балкон открывай. Теплынь! Цельный 21 градус в комнате.
Добрый

Типа про попаданца, но не совсем

То есть, он не признается, а намекает всю книгу, что попаданец. А главный герой как раз не он, а тот, кто рядом.
С детства парень из благородных мечтал об армии. Зачитывался старыми книгами. Заучивал уставы. Вот только попал не по призыву короля и не отучившись, и не офицером. Попал каторжником. И если бы не вот тот типа попаданец, который подсказывает, успокаивает, объясняет, то не жить парню. Не любит народ благородных. А он же и ведет себя, как благородный, и смотрит на всех, как на простолюдинов. И наглый такой: ничего, унижающего его благородство делать не хочет. И ни в коем случае, чтобы не против короля или королевства!
А вот и война, где нужно совершить небывалый подвиг, и тогда станешь не каторжником, а просто солдатом. А там и офицером. Если выживешь.
Егор Чекрыгин. Странный приятель.
Условное позднее Средневековье в другом мире. Порох и холодная сталь. Фитильные мушкеты и неповоротливые тяжелые пушки. И благородная кровь!
С удовольствием прочитал.
А там вдруг оказалось, что целый цикл. Ну, пойду читать продолжение. Интересно.
Улыбка2008

Захотелось лихого попаданчества

А попалось не оно. То есть, не совсем оно. Или даже совсем не?
В общем, такое дело: наш крепкий пацан с незаконченным высшим и с армией за спиной неведомым образом попадает туда, где только начинает складываться Русь. Сначала к кривичам, потом далее и далее...
Вот только смотрю я, сначала вроде как авантюрно-приключенческое честное попаданчество. А потом все больше и больше фактажа. И вот уже самый настоящий исторический роман со сквозным персонажем - нашим попаданцем - который, кстати, историю не меняет, сам князем не становится, промежуточный патрон и командирскую башенку не изобретает, а просто там живет и помогает нам понять, что и как и где.
В общем, понравился мне "Варяг" от Александра Мазина.
И если кому хочется про историю, про Русь, про князей, про походы боевые, но легким при этом языком написанное, с приключениями и массовыми сражениями - то вот оно.
Тень

Второй день шикарные яркие сны

В этот раз какое-то фэнтези.
Потому что было королевство и был король. Только он был совсем молодой, а командовала его бабушка. Суровая такая старуха. А короля молодого надо было учить всему, потому что он домашний-домашний. Инфантил и интраверт. А я у него был, типа, учитель. То есть, надо было как-то готовить человека к реальной жизни. А он ведь не хочет! Потому что король, инфантил и интраверт. А бабушка и герцог, который за образование отвечает, требуют. приходится как-то в игровой манере, что ли. Через веселые задания и разные развивающие игры. А тут еще этот герцог вдруг решил, что для дворянства главное - служба военная. И поэтому каждый должен быть умелым фехтовальщиком и бойцом. И это - главный критерий. Вот тут ко мне и пришли родители одного математического гения. Он гений, без балды! Но сам толстый, ручки тонкие, и на ближайшем экзамене завалит фехтование, и его выгонят. Не будет у нас в стране гения от математики. Мне, выходит, надо как-то герцога убедить, что не только драться должны уметь дворяне, но и мозгой всячески шевелить. Или хотя бы чтобы исключения делали для гениев. И для короля, кстати. Он же тоже слабак. Бабушкин сын. Но как это объяснить? Все ведь видят, что король в любом поединке легко выигрывает и всячески побеждает. А то, что поддается народ - ну, так это так положено, Король ведь. И вот два этих ученика занимают все мое время. А тут еще от королевской бабушки приходят и напоминают регулярно, что король, конечно, твой ученик, но в первую очередь он - король! И как в таких условиях работать?
Добрый

Красиво, и прочитано с удовольствием

Это феодализм, это раздробленность, когда в двух днях пути - новое государство-город, а в трех - другой город-государство. Тут покупают звание герцога или патриарха церкви. Тут можно захватить город при помощи наемного войска, убить всех владельцев и стать главой нового рода новых дворян. Главное, не забыть вовремя заплатить живущему где-то далеко императору.
И вот сын простого портного, нисколько не воин и не дворянин, получив хорошее образование - повезло, просто повезло, что отправили в школу, где рядом учились дети аристократов и некоторые умные простолюдины - оказывается на службе вот такого графа, имеющего прозвище Зверь. Для графа привозят молоденьких девушек, а потом они просто исчезают. Он любит пытать, любит страх, любит страсть во время пыток - этот Зверь. Но появляется высокая девушка, которую бывший ученик опознает, но не говорит никому, что видел ее в свите главы другого города и по совместительству одного из двух лучших командующих наемнических армий. Более того, уже понимая, чем закончится - а этим и закончилось, сын портного помогает ей, совершившей то, для чего пришла...
А потом речь идет от лица этой девушки - дочери герцога, которая хотела пожить ярко и свободно, пока ей не придет время уходить в монастырь, ведь куда еще отправлять повзрослевшую дочь, если дочери не наследуют?
И есть другой командир наемников, ненавидящий этого, кому служит девушка.
А еще есть город-порт, в котором правят Двенадцать, выбирающие своего герцога, и который опутывает шпионской сетью весь мир.
И есть где-то не очень далеко на востоке отсюда великий город Сарантий. Говорят, к нему подступили армии неверных - но разве можно взять Сарантий? Он же неприступен!
Но Сарантий и его война далеко. А тут - свои войны, и они не прекращаются ни на месяц. И мало тут места для всех героев, поэтому они встречаются, пересекают пути друг друга, влияют друг на друга. Внимательно вслушиваются. Готовы лгать и убивать. И часто не для того, чтобы защитить себя.
...
Каждая книга Кея - другая, особая. И вот после катайских историй он вернулся к сарантийским мозаикам. И это здорово.
Гай Г.Кей. Блеск минувших дней.
Давно не получал такого удовольствия от чтения.
Жгёшь

Не дочитал

Там без попаданцев и без ЛитРПГ со статами. Там будто бы альтернативная история. Николай Второй нагнулся, чтобы завязать шнурки, а в это время к остальным подбежал террорист с кувшином нитроглицерина, и устроил большой бигбадабум.
Тут-то царь и поумнел резко. Он создал специальную сверхсекретную службу, которая стала вычищать коррупцию и предательство. Прямо насмерть! И еще создал секретную службу, чтобы информацию ему собирали по всей стране.
Потом договорился с Японией о разделе территорий. Потом договорился с Германией о разделе территорий. Наделал крейсеров и танков. И новую артиллерию. И еще автомат! И много-много пулеметов! А чтобы внезапно не напал никто, из западных губерний из приграничных территорий всех переселил в Маньчжурию. А тут устроил болота и разрушил мосты.
А своим преемником назначил сестру свою - Ольгу. И вот он умер, а у Ольги начинается война. И она всех нафиг побеждает, потому что сурово и справедливо. А казачий командир Семен Буденный называет ее "матушкой"...
Я не знал: плакать или смеяться. Человек же старался, писал! Описывал укрепления, вставлял во множестве фамилии. например, Иосиф Сталин - руководитель Спецстроя. А Берия - великий архитектор. И Карбышев там тоже был и многие иные - Федоров, Токарев, Дегтярев...
И слог такой легкий-легкий...
В общем, империя - всем империям империя. А главное - специальные секретные службы. Они по всему миру действовали.
Послушаем-послушаем

Севастополь в конце 19 века

"В приличном, то есть застроенном виде были только Нахимовский проспект и Большая Морская улица, да и то на них местами зияли большие пустыри и попадалось довольно много развалин домов, пострадавших от бомбардировок в Севастопольскую кампанию.
Дома в два и три этажа попадались как исключение; большая часть домов были одноэтажные небольшие особняки. На Нахимовском проспекте от Б. Морской до нынешнего Приморского бульвара, была прилично застроена только южная сторона улицы, прилегающая к горе; северная же часть улицы, примыкающая к стороне моря, была застроена жалкими домишками, за которыми, вплоть до Северной бухты, тянулся пустырь, на котором был раскинут базар с лотками и небольшими лавочками.
Приморского бульвара не существовало; был грязный и обширный пустырь, покрытый бурьяном, и имелось несколько небольших домиков, скорее лачуг.
Около Графской пристани возвышалось лучшее по тому времени здание в городе - гостиница Киста (старая гостиница, около которой впоследствии была построена новая, ныне существующая гостиница Киста). Затем тут же на Графской площади было здание морского ведомства (управление порта) и управление (контора) Русского общества пароходства и торговли.
На Екатерининской улице, начинавшейся от площади у Графской пристани и огибавшей центральную часть города с восточной стороны, было только десятка два приличных домов; из них лучшими были: гостиница Ветцеля, здание почты, дом градоначальника, Морской собор, так называемый Тотлебенский дом и не больше десятка частных домов в один и два этажа. Все остальное пространство представляло груду сплошных развалин. Здание таможни тогда только строилось рядом с небольшим домиком, где помещалась старая таможня.
Была застроена небольшими, но хорошими домами Тотлебенская набережная (от Таможни), на которой находился и наш дом.
Дорога от Екатерининской улицы до вокзала тянулась по сплошному пустырю; попадались только отдельные домики, принадлежавшие портовым рабочим и отставным матросам. Площадь, соединяющая Б. Морскую и Екатерининскую улицы, была под сенным базаром; на ней был только один дом в три этажа, совершенно казарменного вида, принадлежавший богатому хлеботорговцу и спекулянту по торговле землей в Крыму - Дуранте. Исторического бульвара еще не существовало.
Вся средняя часть Севастополя (гористая) была в сплошных развалинах. Наверху только возвышался собор, и вокруг него несколько казенных и городских зданий (между прочим реальное училище и несколько домов морского ведомства)? Частных зданий в средней части Севастополя было мало, и они были разбросаны среди развалин.
К западу от Б. Морской (по направлению к Херсонесу и примыкая к морю) было небольшое предместие, застроенное небольшими домиками, принадлежавшими большей частью семьям старых матросов.
Корабельная и Северная стороны имели свои небольшие поселки, населенные рабочим людом.
Водопровода в городе не было; воду по домам развозили в бочках. Более состоятельные люди имели своих лошадей для привоза воды, ибо водовозы брали за воду сравнительно дорого (по 1 копейке за ведро). Канализации, конечно, не было. Освещение улиц (да и то только главных) было крайне мизерное. Только на главных улицах были жалкие остатки мостовой (вряд ли ремонтировавшейся со времен Севастопольской кампании), и все улицы были покрыты густым и толстым слоем известковой пыли.
Интеллигентная часть населения города состояла из военных (чины частей местного гарнизона), небольшой группы инженеров и архитекторов, поселившихся в Севастополе после проведения Лозово-Севастопольской железной дороги, небольшого чиновничьего кружка, учительского персонала двух учебных заведений (мужского и женского), нескольких врачей, довольно значительной группы старых отставных моряков (было несколько видных защитников Севастополя 1854 г.), небольшого кружка старых Севастопольских аборигенов (преимущественно занимавших места по городскому управлению) и нескольких дельцов по хлебной торговле и спекуляции с покупкой и перепродажей земли. Жизнь была очень патриархальная. Все друг друга знали, друг у друга бывали, играли в карты, устраивали любительские спектакли и живые картины.
Весенние, летние и осенние вечера большинство не занятых какой-либо работой проводило на Мичманском бульваре, где в ротонде танцевали, играли в карты и ужинали... Жили так, как текла жизнь и в других захолустных небольших городах России.
После Севастопольской кампании 1854-1855 гг. Севастополь совершенно захирел. Флота у России не было. Новых жителей в Севастополе не появилось. Подвоза к Севастополю каких-либо товаров не было, а следовательно, бездействовал и торговый порт. Денег на восстановление разрушенных домов не было, и Севастополь постепенно умирал. Оживление началось только после постройки Лозово-Севастопольской железной дороги, но до Турецкой войны 1877-1878 годов еще не было заметных результатов.
В Херсонесе еще не начались раскопки старого города. Был только небольшой Херсонесский монастырь, испытывавший страшную нужду. Георгиевский монастырь также был страшно беден, и монастырская братья с трудом существовала. Балаклава представляла из себя небольшую, жалкую рыбацкую деревушку. Инкерманский монастырь также едва существовал.
Вокруг Севастополя было много хуторов, процветавших до Крымской войны, но к описываемому времени только два-три из них вновь превратились в цветущие сады и имели хорошие виноградники. Остальные же носили еще свежие следы разрушения за время Крымской войны и были в самом жалком виде. Все ближайшие окрестности Севастополя были еще покрыты полузасыпавшимися траншеями и редутами, и всюду были следы лагерей неприятельских войск...".

(Воспоминания А.С. Лукомского "Русская армия в Великой войне. Очерки из моей жизни").
Вглядываясь

Термидор - жаркий месяц!

Если кто-то еще празднует день начала Великой французской революции, то есть, наверное, и те, кому праздником - день сегодняшний.
27 июля 1794 года (9 термидора II года по республиканскому календарю) в Париже произошел очередной переворот, завершивший Великую революцию. Бывшие эбертисты и дантонисты похватали своих противников. Якобинцы были казнены. Республика медленно поворачивалась сначала к Директории, а потом и к Империи.
Кстати, "термидор" - именно потому что ЖАРКИЙ.