Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

Послушаем-послушаем

Давным-давно

Очень давно. Я уже жил в Химках, а родителям дали путевку профсоюзную туристическую, и они неделю провели в Москве. Жили в гостинице "Измайловская", тогда свежепостроенной. Днем мотались по экскурсиям, а вечерами мы встречались. Но экскурсии-экскурсиями, а им хотелось еще и в театр. В киоске на Маяковской я взял билеты на дневной спектакль в театр имени Вахтангова. На выходной и совсем праздничный день в театр имени Вахтангова - на 8 марта. По случаю такому и я днем был свободен. Вот, погуляв, мы пошли в театр. Три станции метро, между которыми переходы-переходы, наконец, выход в правильную сторону, потом прогулка по Арбату...
Дневной сеанс - понятное дело. Это мы только чтобы с театром познакомиться, да и вообще...
А оказалось, что всем народным и заслуженным хотелось домой, хотелось праздновать. И второй состав играл вечером. А днем на сцену вышли лучшие.
Давали "Принцессу Турандот", которую я любил с детства - был фильм-спектакль, и как раз с этими артистами.
Классический состав!
Юлия Борисова, Николай Гриценко, Михаил Ульянов, Юрий Яковлев...
А в роли принца Калафа - он. Любимец всех Василий Семенович Лановой.
- Вася, Вася, - обращается к нему Тарталья, а зал похихикивает. - Вася высочество!
Это был просто праздник. Яркий, веселый, музыкальный праздник. Театр Вахтангова стал для меня тогда любимым, ходил туда и ходил... И страшно радовался, когда попадал на "стариков". Было же тем старикам лет по пятьдесят - да меньше, меньше!
Мне повезло. Я видел их живыми.
Тень

А это еще откуда?

Во сне мне принесли револьвер. Небольшой такой аккуратный и тяжелый. Кобура, револьвер и коробка с патронами. Я протирал оружие, откидывал в сторону барабан, вкладывал в гнезда патроны. Хорошая штучка.
Потом засунул за пояс слева, но рукоятью к правой руке. То есть не совсем слева, а левее пряжки ремня. Попробовал несколько раз выхватывать, поцелился. Нормально, вроде. Опять же можно не доставать оружие, а просто распахнуть пальто - я был в черном длинном пальто - и вот оно, видно. И отстанет любой.
И мы пошли на какое-то местное мероприятие. То ли театр это, то ли концерт. Нас человек пять-шесть. А там перед дверями и рамкой металлоискателя - длиннющая очередь чернокожих. И они оборачиваются на нас и смотрят не хорошо. Со смыслом таким смотрят.
У меня рука сразу на револьвер.
И тут вспышки фонарей, сирены, свистки - куча полиции. Отсекли всех от театра или концертного зала. И стали досматривать.
Я на скотч - откуда у меня скотч? - клею револьвер на стену и встаю перед ним, распахнув пошире пальто. Мол, смотрите, смотрите, я чист перед законом. А сам все это время думаю: а вот нафига я потащил пушку на концерт? Вот зачем только?
И вот полисмены в черном подходят ко мне, смотрят на меня пристально и говорят:
- Два шага вперед. И повернуться.
А два шага вперед - это сразу станет видно револьвер. А на нем - мои пальцы.
Попал!
Вглядываясь

Шут умер. А нового у нас нет

С Жванецким я познакомился заочно в далекие советские времена, когда шел на спектакль "Избранные миниатюры Михаила Жванецкого" в Театр миниатюр, и люди спрашивали лишний билетик от метро и до самого входа. На сцене его не было. Там вершили все гениальные Карцев и Ильченко, почти два часа вдвоем доводя публику до истерики.
Была зима, Москва белым-бела, а я шел от театра, распахнувшись, выставив грудь ветру навстречу и все время всхохатывал, вспоминая то одно, то другое.
Потом я попал на тот же спектакль через несколько лет. Только что умер Ильченко. И бледный Карцев в одиночку делал все, что раньше они делали вдвоем.
А потом вдруг стало "все можно", и МихалМихалыч с потертым портфельчиком занимал чтением своих миниатюр огромные залы. И залы грохотали!
И уже не так давно я впервые увидел его не на сцене, не в телевизоре - живьем. Обедал в ресторане на улице Горького в столице нашей Родины. Я любил иногда себя побаловать, и если было время и были деньги - посидеть в ресторане.
Зал был пустой. Я сел к окну, глядя на текущую туда и сюда публику. И тут вошел Жванецкий. Я растерялся, привстал, поздоровался. Он улыбнулся издали, покивал, сделал так ладошкой. У него был столик посередине зала. Я обедал и смотрел на живого Жванецкого. Вокруг него бегали официантки. С ним вместе обедала молодая и красивая девушка, а по окончание всего действа поднесли фирменные бумажные пакеты с едой. Наверное, ужин.
С тех пор я видел его только изредка - он "дежурил".
Так что я сказать-то хотел... Тут некоторые сказали, что, мол, умерла совесть нации. Господи, люди дорогие, какой нации? Ну? Головой думаете?
Умер шут. Тот, кто подмечает, выпячивает и высмеивает. И которому можно, потому что он - шут. Гениальный шут. Хитрый шут. Веселый шут. Смешной шут.
Он умер, когда стало не смешно.
Улыбка2008

Любите ли вы театр?

Нет, не так: любите ли вы театр так, как люблю его я?
Тетушек этих, которые знают всё и всех, которые объясняют при входе и продают программки... Воздух - в театре пахнет не так, как дома, и не так, как в кино. Никакого попкорна или кока-колы! И в буфете - аккуратные бутербродики с жирной белой рыбой, красивые бокалы с коньяком, масляно колыхающемся, когда наклоняешь и смотришь напросвет. А в зале темно красный бархат, удобные кресла. Темно-красный - он очень удобен. Когда гаснет верхний свет, темно-красное становится черным. И зал становится космосом.
Для нас, смотрящих из зала, космос на сцене. И звезды - на сцене. Они двигаются, говорят. Они обязательно чуть-чуть пережимают с эмоциями и напрягают связки - это театр, а не кино. Тут надо докричаться до последнего ряда. Надо показать горе, боль, радость и счастье так, чтобы с галерки почувствовали и прочувствовали.
Вот, космос для нас.
А для них, на сцене, космос - это черный зал со звездочками лиц и глаз... А из оркестровой ямы - блюз: "Знаешь, мама, галстук душит не по-детски..."...
Я боюсь начинать перечитывать. Там же пятнадцать томов! Там космоопера, там сказка о принцессе, там жесткий фантастический боевик, там шпионские страсти - и вот, театр. Театр, в котором играют все герои предыдущих томов. Все! Они пришли попрощаться. Все закончилось. Ах, как красиво и правильно закончилось...
Г.Л.Олди, Блудный сын или Ойкумена: двадцать лет спустя.
И все же: любите ли вы театр так, как люблю его я?
Я потерплю немного, а потом перечитаю все пятнадцать книг разом.
Шляпа и очки

В Севастополе жаркая осень

Безветренно. В тени - 29. Говорят, море 24. Но я не поехал на море. Я поехал в Балаклаву, в свой пенсионный фонд. Поговорить. А поговорив, метнулся в Севастополь. Потому что на пляж все равно было поздно, и потому что хотел опять прокатиться бесплатно на троллейбусе.
С тополей и платанов падают, кружась, хрустящие высушенные листья. Их внизу собирают специальные тетеньки, одетые в оранжевые жилеты. Они жестко шоркают тротуары своими метлами и загоняют кучки листьев в мешки.
У театра играет духовой оркестр - все в белом. Прохаживаются адмиралы и прочие командиры. В тени аллей прячутся пары "комендачей" в красных беретах. Какое-то военно-морское мероприятие сегодня в театре. Не для всех - стоит оцепление, регулярно слышно квакание спецавтомобилей. Или крякание?
На море штиль. Народ лениво купается и загорает на Хрустальном пляже. И у памятника тоже загорает и купается лениво.
На Приморском бульваре тишина, покой и свободные лавочки. Народ разъехался - детям в школу, самим на работу.
Завтра опять поеду в Севастополь.
Хорошо тут.

Collapse )
Ну_и_ну!

Новый худрук Театра им. Станиславского Борис Юхананов

Охо-хо...
Не прижился, значит, Валерий Романович? А ведь начинал как ярко и задорно, спектакли подтянул с Юго-Запада, артистов местных "разбавил" своими.
И вот - новый худрук в театре на Тверской.
А куда же Беляковича? На сайте театра среди актеров его фотография висит первой.
Если ВРБ вернется на Юго-Запад, любители театра будут довольны. Я так думаю.
Улыбка2008

Театр Беляковича

Я давно не был в театре имени Станиславского, что на Тверской. Раньше он был не из любимых, но из посещаемых. Место хорошее, бойкое. Метро близко. Иногда там бывали роскошные антрепризные спектакли, в которых собирались лучшие из лучших со всей Москвы. Иногда - свои, тоже хорошие. Но уже давно там новый художественный руководитель, новый главный режиссер, определяющий лицо театра, да еще тот, кого уважаю и люблю по спектаклям и по ролям... И тут мне повезло - премьера. Пока не раскрученная. Пока еще без очередей от метро с вопросом, нет ли лишнего билетика. Это уж спасибо большое zavlit_sw, которая иногда организует такие театральные походы. Это она предложила. Это мы с shepot_lesa сразу согласились.
И вот - театр.
Булгаковская "Кабала святош" шла, наверное, во всех московских театрах. Теперь она здесь, в театре имени Станиславского. Покупаем программки, вчитываемся. Расстроены, что Мольер сегодня не Белякович. Но зато с удовольствием перечитываем в правой части крупный шрифт: постановка, сценография и костюмы - народный артист России Валерий Белякович. Он не умеет делать кое-как. Он не работает в полсилы. Значит, будет интересно, красиво, увлекательно. И еще на программке привлекают внимание слова внизу под названием спектакля: "Пьеса из музыки и света".
Пока мы обсуждаем, по сцене ходят люди. Разговаривают. Смотрят в зал. Поправляют то, что надо поправить. Некоторые узнаваемы, потому что - Юго-Запад. Неподражаемый Горшков, который не потеряется, думаю, ни на одной сцене.
Сама сцена уменьшена, сжата огромными зеркалами, в которых отражается, размножается, увеличивается пространство, и которые можно крутить, поворачивать, выстраивать по-другому к разным эпизодам.
И тут начинается пьеса из музыки и света.
Если вы не смотрели ни разу спектакля по Булгаковской "Кабале святош" ни в одном театре, если не читали саму пьесу, то можно ознакомиться с кратким изложением, выложенным в Интернете. Там все понятно: есть Жан-Батист Поклен де Мольер, есть его театр, его пьесы, его роли. Есть его артисты. Есть король, архиепископ и капитан мушкетеров. Есть награды и королевское благоволение. Есть ненависть священников из-за "Тартюфа". Есть любовь и есть смерть, когда потеряно все - от сцены до любви.
Все это на фоне плясок, музыки, массовых перебежек, проходов по диагонали, круговых обходов сцены, вспышек и лучей света, дыма, артистических костюмов, блестящих золотом, париков, шляп, гимнастического трико...
К концу спектакля я смирился с Бадовым в роли Мольера. Хотя, именно Белякович должен был говорить эти слоа: о том, что он всю жизнь на сцене, что это его театр, что это его артисты, и что - марш на сцену, бездельники!
С самого начала с удовольствием смотрел на Арманду, в роли которой в этот раз была опять "наша", "юго-западная" Анастасия Ксенофонтова. Яркая, гибкая, с манящим голосом, с фигурой гимнастки.
Конечно, Горшков. Иногда он был лучшим на сцене. Он "давил харизмой". В каких только ролях я его не видел... И Жан-Жак Бутон, "тушитель свечей" - тоже его роль.
Все были на месте. Все делали одно дело. Яркое, увлекательное, музыкальное.
Король-Солнце - каждым своим движением, каждым наклоном головы напоминал, что нет никого, кроме бога на небе и его, короля, на земле.
"Помолись" волочился за девушками и готов был убить любого.
Монахи молились. Архиепископ взмахивал прозрачными красными рукавами и увещевал.
Балет... О! Тут был настоящий балет!
В общем, я был доволен. Я отдохнул. Я был в настоящем театре. Правда, это был уже не тот театр имени Станиславского, который мне знаком.. Это был "театр Беляковича". И его я тоже узнавал с первых передвижений по сцене, с музыки, со света.
...
А теперь, о том, что понятно и простимо, потому что - премьера, потому что наигрывается все.
Люди, вы же артисты! Вы же хотите реакции зала! Вы не можете не хотеть этого! Делайте паузы. Ну, делайте же паузы - мы будем аплодировать. Такие моменты, с аплодисментами, были раз пять за спектакль. И руки уже были готовы начать хлопать... Но действие стремительно и непрерывно - вот сцена и закончена. Вот все и ушли, убежали. Когда хлопать? Кому хлопать? Только в самом конце?
А конец...
Ну, не "Чайка" это, не она. Хотя, понятно, что каждому театру надо найти свою "Чайку". Это - пока не она. Если это спектакль света и музыки, то может ли он заканчиваться угасанием света и темнотой и смертью? Да, именно так у Булгакова. Да, кабала побеждает.
Да?
Но не в этом же театре!
Как я ждал чего-то вроде "Гарри, заряжай!" (с)
Ну, не может яркий, блестящий, мощный, веселый, заводной спектакль кончаться на минорной ноте. И вот сидим мы, оглушенные и слепые в упавшей вдруг темноте, вертим головами: то ли конец, то ли сейчас все вспыхнет и станет - ах! Уже хлопать? Рано? Это уже конец? И это - все?
Эх...
Хотя, народу понравилось. аплодисменты были продолжительными и слитными. Вызывали актеров. Кричали "Браво!". Стояли в проходах, толпились у сцены. И цветы были.
То есть, все было хорошо.
Но хочется, чтобы - лучше! Чтобы слезы и радость, чтобы хлопать и плакать. Чтобы смотреть на эти лица на сцене, и улыбаться, радоваться самой возможности на них смотреть.
Хочу продолжения спектакля!
Улыбка2008

Я пока пойду

Пойду пока, погуляю перед театром.
А вы, жители и обитатели столицы Башкортостана, придумайте мне, посоветуйте, куда зазвать народ на питье пива и еду мяса 11-го вечером, и можно дополнительно 12-го вечером.
Сами мы не местные, поэтому - вы уж посоветуйте, где и что.
Работать я буду на Кирова, в "Согазе", а жить в "Башкортостане", бывшей "Башкирии", как я понимаю. Так хотелось бы, чтобы в пешей доступности. Чтобы потом транспорт не искать в незнакомом городе. Но и чтобы было приятно, красиво, вкусно и тепло.
А я пойду пока.
Погуляю перед театром.
Улыбка2008

"Любите ли вы театр, как люблю его я?" (с)

Мне сначала напомнили, что мы же договаривались, и на нашу долю закуплено. А потом наступил день, и пришел вечер. Было морозно, и они все не шли и не шли, и мы уже задумали, было, пойти в пивной ресторан, потому что до спектакля осталась минута. И тут они прибежали, и все началось.
dir_for_live, shepot_lesa, proh_m и helberet ходили в театр на Юго-Западе на классического "Гамлета". В один из любимых театров на одного из самых классических "Гамлетов".
Как обычно, зал полон. Хотя, что там - полон. Там же не зал. Так, зальчик. Артисты бегают почти по твоим ногам. Глаза в глаза со зрителями. Фальшивить нельзя. Но и не сфальшивить очень трудно.
Прекрасно сделано по виду и музыкальному оформлению. Эти перемещения под музыку. Эти странные костюмы. Сапоги. Кожаные сапоги - всем мужчинам. Плащи... Свет... Нет, просто здорово! А еще прекрасные Клавдий, иногда скатывающийся в Воланда, и Гертруда хороша. И Офелия - одна из лучших. А Полоний... Ах, какой Полоний! Он же тянет и тянет на себя, вызывая оживление в зале. И два друга Розенкранц с Гильденстерном - прямо вот отличное попадание.
И текст Шекспира - сам по себе и независимо от спектакля... Это же в который раз да в разном переводе слушаю? То в кино, то в спектакле, то просто читал в книге. То - о книге. То анекдоты... Помните такой?
На экзамене в литературном институте, допрашивая ничего не знающего студента, профессор спрашивает:
- Ну, хоть, как звали отца Гамлета вы можете сказать?
- Полоний,- отвечает тот без промедления.
- Интересная версия,- задумывается профессор.- Очень интересная. Много объясняющая...

...
- Батько,- говорит мне shepot_lesa.- Может, тебе в режиссеры?
Это я рассказываю на бегу к метро, что я увидел и как бы я переделал этот спектакль. Вот то есть, ничего почти не меняя, как бы сделал иначе.
Во-первых, это не Гамлет. Этого Гамлета народ не стал бы любить - не за что. Да и по Шекспиру ему все же тридцать, а не двадцать, даже на вид. Полония из этого спектакля - Гамлетом. Ах, как повернется все и заиграет иначе. Белякович - вот Гамлет. И надеюсь, рано или поздно так получится. А Полонием я бы поставил нынешнего Горацио. Больно он стар для друга и сокурсника. Вот в роль советника - в самый раз. А на роль Горацио - нынешнего Лаэрта. А вместо нынешнего Лаэрта - как раз этого неправильного Гамлета.
Как бы все было иначе при той же сценографии!
Полный чернявый Гамлет с кинжалом за поясом, вечно за него хватающийся - потому и боятся его. А любят в народе потому что этот Гамлет пил с народом во всех кабаках. Он - свой.
Длиннорукий ломаный весь какой-то бретер и убийца Лаэрт.
Вот и схватка их выглядеть будет совсем иначе.
Седой, доживший до старости, но не набравший большого ума при ярких королях Полоний.
Так и вижу, как перед поединком "мой" Гамлет читает тот самый монолог. Он читает его по книге, без пафоса. С удивлением. А потом отбрасывает книжку:
- Слова, слова, слова... Рапиры!
А какой можно было детектив устроить! Тут же кругом - Гертруда! Так и кажется, что все организовала она. И смерть мужа, и преступление Клавдия, и даже смерть Офелии. Как она подробно о ней рассказывает, будто присутствовала, будто сама помогла...
Но это еще не весь детектив!
Вот приходит Фортинбрас и произносит заключительный монолог. Кому он говорит все? Перед кем заявляет о правах на престол? А? Неужели перед своим норвежским войском? А может, перед тем, кто выжил в этой мясорубке, да еще и его позвал7 А кто живой и невредимый? Один-единственный? Горацио! Ему и говорит все Фортинбрас, а тот склоняется, принимая короля и становясь его советником. И тогда, выходит, что Горацио был агентом Фортинбраса, посоветовал Гамлету играть сумасшедшего, стравил всех и вся, показал Гамлету призрак, довел страну до того, что вся верхушка полегла, а потом позвал Фортинбраса.
Кстати, встреча Гамлета и Горацио. Горацио говорит, что приехал на похороны отца Гамлета. Это сколько же времени он уже в Эльсиноре, выходит, а с Гамлетом встретился только сейчас?
О-о-о... Тут при все той красоте, при этих костюмах, при этом железном лязге, при передвижениях и плясках - такое можно было сделать! Ого-го!
Но получился стандартный спектакль о худом ломаном вертлявом принце датском, который изобличает и убивает...
Овации не было.
Но в целом все равно получил удовольствие. Потому что тот самый театр. Те самые актеры... И - да - Полоний. Ну, и Клавдий-Гертруда-Офелия.